Записки балерины "Обо всем понемногу" (atlanta_s) wrote,
Записки балерины "Обо всем понемногу"
atlanta_s

Categories:

М.Н.Горшкова о Петербургском театральном училище

Продолжаю публиковать выдержки из мемуаров балерины Мариинского и Большого театров Марии Николаевны Горшковой.

473664

Жизнь в школе, в интернате, была обычной жизнью закрытых заведений. Вставали мы в 8 час. утра по звонку, шли в умывальную комнату приготовлять свой туалет. В 9 ч. Пили чай и сейчас же начинали танцевальные классы по всем залам, а их у нас было пять. Уроки продолжались 1 ч. 30 мин. на каждого преподавателя. Кончались классы в 12 часов. Шли переодеваться. В 12 ч. 15 мин. завтракали, 20 минут прогулки. В 1 час начинались научные классы до 5 час. дня. Потом обед. Вечером уроки музыки. Два раза в неделю мимика и поддержка. Преподавателем того и другого предмета был Сергей Легат, бальные танцы - Гавликовский.

Общеобразовательная сторона была очень скромная, 4 класса гимназии, - в продолжение всей моей шестилетней жизни в школе чувствовался этот пробел. Начальство школы упирало на специальные предметы, которые отнимали якобы у нас время, и боялось переутомлять и очень следило за нашим состоянием здоровья. Усиленно нас питали, чуть потрев в весе, как сейчас же по рецепту врача начиняли тебя усиленной порцией молока, масла, яиц. Я их так ненавидела, что всё отдавала другим. Я очень теряла в весе от осени до весны на 18 ф[унтов]. Нас взвешивали каждое полугодие. Усердно вели записи, про-сматривали лёгкие и сердце. Никаких малейших сердечных успехов не допускалось. Мои лёгкие были не важны, но к концу отлично развились. Боясь нас переутомить, начальство школы не стремилось ввести в программу лишний предмет. Общеобразовательные предметы проводили весьма основательно. Русский язык – на него обращено было особенное внимание. Грамматика, правописание, сочинение и буква «Ъ» (ять) трудновато доставались. Гоголь, Пушкин, Лермонтов, Тургенев, Толстой – особенно усердно проводились. У нас была хорошая библиотека, из которой мы пользовались книгами, но, смотря по возрасту, не допускалось ни в коем случае читать романы маленьким или то, что им не подходило. Французский язык был введён и мы его тоже изучали, а кроме того с нас требовали классные дамы, чтобы мы говорили им и в простом обиходе. История, география, арифметика, русская словесность, рисование, чистописание проходились так же твёрдо. Наши педагоги были почти все директора гимназий и школ и любили с нами заниматься, так как в классе у нас было мало народа. В старших классах было не более 10 человек, поэтому всех всегда спрашивали и не учить уроков было нельзя.
Свирепым из педагогов был историк, очень сильный в своём предмете, и ужасно не любил, когда зубрили по книге. Едва он влетал в класс, как уже кричал: «ваши книжечки, медам, - закройте!» Он любил рассказывать и делал массу прибавлений к уроку и заставлял всё запомнить, а на следующем уроке всё ему рассказать. Класс наш был не особенно внимателен и пропускал мимо ушей. Из всего класса были двое, которые запоминали, это – А.Константинова и я. Мы должны были рассказывать всему классу. Обе мы шли по предметам хорошо, это выходило как-то само собой без особых стараний. Но историк пугал нас всех и надо было быть всегда начеку. Скучней всего был урок русской словесности, а самым интересным – выразительное чтение, которое также входило в программу научных предметов – как в Петербургской школе, так и в Московской. Выразительное чтение было введено с той целью, чтобы не-которые ученицы, преуспевающие в балете, могли найти себя в драме, что произошло, [например], с такой балетной воспитанницей, как Мария Николаевна Ермолова. Она блестяще нашла себя в драме.
Много артистов и артисток, окончивших Петербургское театральное училище, оказались на сцене Александринского театра, как то: Стрельская, Левкеева, Жулева, Аполлон-ский. При выпускных экзаменах «Выразительное чтение» было поставлено в особые условия. Оно происходило в маленьком школьном театре, находившемся около лазарета в женском отделении. Экзаменующиеся выходили на сцену и читало кто что. Из моего вы-пуска особенно способной к чтению была Анна Гиммельман. Она читала «Письмо» Апухтина и басню Крылова «Разборчивая невеста». Следующая была Р.Мацкевич и я, читала «Весталку» и басню «Две собаки». Все трое, мы были отмечены начальством и сидящим жюри. В местах театра [сидели] Директор Теляковский, инспектор Мысовский, инспектриса Лихошерстова, руководитель драматических курсов, артист Александринского театра Владимир Николаевич Давыдов и наш преподаватель, артист Александринского театра Василий Иванович Петров. С драматическим искусством мы знакомились ещё в спектаклях наших курсов, которые так же обслуживали пьесы, например, «Горе от ума», маленькие роли княжон. Спектакли ставились в Михайловском театре в марте и в апреле, во время Поста. Посещение этих спектаклей было очень интересным и мы им очень дорожили. Выпускные ученики показывали свои способности. Мне запомнился особенно один, - это «Золотое руно» Пшебышевского. Выпускными учениками и ученицами были: Юренева и Ал.Дм.Булгаков. Ал.Дм. был на драматических курсах и, окончив их, всё же остался в балете, хотя он играл хорошо и был не плох. На этих спектаклях обыкновенно присутствовало много драматических артистов, художников и актёров французского театра, кто сносно знал русский язык. Из таких я помню Андрие. Они любили посещать эти спектакли. Конечно, всегда были В.Н.Давыдов, как заведующий художественной стороной курсов, Савина, Аполлонский, Далматов, Мичурина, Юрьев, Степан и Кон-рад Яковлевы, П.Самойлов, Н.Н.Ходотов. Все мы им увлекались и я долгое время была его поклонницей.
Теперь я перейду к специальным классам школы. Наш основной предмет, конечно, был балетные танцы, мимика, поддержка, бальные танцы, музыка. На все предметы бы-ли отдельные преподаватели. Мимика и поддержка давались только в последних клас-сах. Теория записи танцев по системе Степанова и Горского – записывание танцев осо-бенными нотными знаками, несмотря на введение [её] в число обязательных предметов обеих школ, оказалась нежизнеспособной, и мечта исполнять балеты, как музыку, по партитуре, не осуществилась.
Четыре года я была у младших преподавателей, три года у Павла Андреевича Гердта. За два года была отмечена сольными номерами на экзаменационных спектаклях. Первое соло было вдвоём с ученицей Лушкиной, на следующий год я танцевала одна – вариацию, так же и (воспитанница) Смирнова. Обеих нас отметили в газетах. В 1904 г. П.А. Гердт ушёл из педагогов, чувствуя себя уставшим от школы. Удивительный был педагог. Всё его преподавание построено было на изяществе движения. Сколько живу на свете, лучшего преподавателя не знала. Его преподавание было удивительно облагораживающее. Он давал хорошую манеру. Он учил нас не только премудростям балетных экзерси-сов. Особенное внимание обращал он на держание рук, спины (прямо) с опущенными плечами, не любил горбатых спин. Иногда, рассердившись, учил простому хождению по полу. К лёгкости в танце был пристрастен и сильно развивал её в своих учениках соответствующими движениями. Сам, дожив до преклонных лет, даже по улице ходил очень красиво.
Ни один из наших танцовщиков не может с ним сравниться. П.А. всегда и везде был элегантен. Он был педагог и по мимике, и поддержке – очень приятным. Мимику пока-зывал очень выразительно, в поддержке умел растолковать все приёмы. Всё хорошее, что я имела в танце, то только от него, и глубоко благодарна судьбе за то, что была его ученицей. Несравненный учитель! Всё, что имела Анна Павлова как танцовщица, - лёгкость, грацию, изящество, уменье владеть руками, придавать смысл движению, - это всё шло от школы Гердта.

Павел Гердт

Нелегко было представить себе уход из школы такого педагога. Е.Смирнову и меня это повергло в уныние. Павел Андреевич уходя дал нам белые платья, это был знак отличия для хорошо танцующих. Мне оставался год до выпуска, [когда] Гердт ушёл на покой. Его заместителем был Михаил Михайлович Фокин. Как педагог он не обнаружи-вал никаких особенностей. Нам казалось, что мы мало его интересовали. Он был с нами сдержан, молчалив; иногда придирчив к пустяку. Увидел, что я не ставлю в экзерсисе на tendus battements пятку на пол, взял и сбавил мне балл вместо 12 на 11. Нам как-то было непонятно это после Гердта, который обращал внимание на более сложные и серьёзные вещи, как то: позы, прыжки, пируэты, а тут вдруг - на tendus battements и пятка. Я поста-ралась исправить свою ошибку и, пожалуй с досады, резко подчёркивала это движение. Он улыбался и исправил балл снова на 12 с 11.
В эту пору М.М.Фокин был первый танцовщик. Он был необычайно красивой внешности, прекрасного роста, очень хорошо сложён, прекрасный цвет волос, слегка волнистых и зачёсанных назад. Тёмный шатен. Очень хороший цвет лица и необыкновенно красивые глаза. Во взгляде его были ум, честность, простота. Как танцовщик он был лёгким, все трудности проделывал без напряжения, с правильными красивыми линиями и должным изяществом. С нами разговорчив особенно не был, но остроумен, и если попадёшь ему на язык, будешь долго помнить, но не злой. Сначала мы все его побаивались, но вскоре полюбили и многие из нас даже обожали. В наше время обожание было в моде, но всё это мы тщательно от него скрывали. Думаю, что он отлично знал, на кого какое производил впечатление. Помню, вечером за ужином, дурача-сь, говорили друг другу: «Если любишь Фокина, съешь две тарелки киселя». ( Забавный случай рассказала мне одна из московских танцовщиц об увлечении двух воспитанниц Московской школы Е.Д. и В.К. артистом балета М.М. Мордкиным. Поспорив между собой, что если они любят его, то поцелуют его галоши в швейцарской. Сказано, сделано! Обе влюблённые, улучив минуту, когда швейцар вышел, нашли галоши Мордкина и по-целовали их, но каково было их разочарование, - калоши оказались инспектора школы Ивана Никифоровича Черёмушкина).
В начале марта 1905г. Фокин начал ставить для выпускных свой первый балет «Ацис и Галатея» муз. Кадлеца. С этого балета он начал свою балетмейстерскую работу. Работать с ним как с художником было одно удовольствие. Он был одарён богатой фантазией и музыкальным вкусом. Необыкновенно музыкаль-ный и ритмичный. Благодаря тому, что он был отличный танцовщик, он очень красиво показывал. Все его движения до педантичности были связаны с музыкой. Иногда движения рук, ног и поворот головы чуть отвечали требующей ноте, и не только фазе. Воспитавшись на его методе работы, с другими художниками балетмейстеру было труднее. Он был очень требователен, сердился, а подчас был и грубоват, но за свой талант был любим и никто не представлял себе, как бы он мог рассердиться на Фокина. Слово его было законом. Уважаемым он был всеми, и обожаем нами, женщинами, как талантливый художник.
Итак…, собрав нас всех участвующих, он рассказал содержание балета и что от кого потребуется, и началось.
Исполнители были: Глатея - вос-ца [воспитанница] Горшкова, Ацис – восп-к [воспитанник] Ф.Лопухов, Одноглазый Циклоп – вос-к Облаков, Гименей – восп-ца Смирнова, Амур – вос-ца Лид.Лопухова.
Вацлав Нижинский не был выпускным, но был выделяем своим выступлением среди танцующих Фавнов и обнаружил свой талант. До выпуска ему было два года. Работа с на-ми Мих.Мих. первая, и может быть трудная, т.к. материал был разный, и выбор не очень большой, и не отвечал его требованиям. Но всё же у меня было прекрасное adajio, в pas de deux с Ф.Лопуховым. Красивый выход, очень красивый вальс, но были видны руки во всём, и очень музыкально художественно с хорошим вкусом поставлены были вариации у меня, Смирновой и Лопуховой. Танец фавнов был очень интересен, благодаря участию Вацлава Нижинского про-извёл фурор. Всё было интересно и по рисунку, и по замыслу. Мимическая сторона прошла очень удачно и всё прошло хорошо.
Кроме балета «Ацис и Галатея» на экзаменационном спектакле шёл ещё балет «Пари-жский рынок» для выпускных учениц класса К.М.Куличевской и дивертисмент, в кото-ром Фокин поставил Ел.Смирновой и Георг.Розай Polka petit муз. Штрауса. Мне дал Petit corsair из балета «Корсар». По классу теории балетных танцев преподавателем был Н.Се-ргеев. Дал нам, Смирновой, мне и Нижинскому, Pas des trois из бал[ета] «Голубая георгина». Это записанное па мы должны были снача-ла прочесть, показать ему, как мы понимаем записанное, а потом репетировать. Это Pas des trois имело огромный успех у публики. Все трое мы хорошо танцевали, все вариации были подобраны к нашим индивидуальностям, как у Смирновой, так у меня и у Нижинского.

Материал подготовлен по расшифрованным рукописям М.Н.Горшковой, хранящихся в ЦТМ.

Tags: Балет, Интересно, История
Subscribe

Posts from This Journal “Балет” Tag

  • О музыке...

    Сегодня во всем мире отмечают Международный день музыки. В моей жизни музыка всегда играла одну из важных ролей. Ну хотя бы по той простой причине,…

  • Потерянное...

    Сегодня утром, пока занималась классом, просвистела в моей голове одна мысля. Именно просвистела. А записать... Ну как во время урока запишешь...…

  • Про колбасу или не верь ушам своим.

    В 1988 году Борис Александрович Покровский поставил в Большом театре оперу-балет Н.А. Римского-Корсакова "Млада". В спектакле балетные сцены…

  • Ручная работа

    Так получилось, что к творческому блогерскому марафону я присоединилась лишь в последний месяц. Но сегодня, выполняя последнее задание, "перерыла"…

  • Четыре персонажа в поисках сюжета

    Еще совсем недавно пресс-служба Большого театра анонсировал открытие сезона 6 сентября оперой «Дон Карлос». 12-го числа должен был быть показан…

  • И снова о балете. "Жизель".

    Признаюсь честно, но "Жизель" один из нелюбимых моих балетов. Почему - ответить сложно. Это видимо чисто рабочее. Но после того, как я побывала на…

  • "Спящая красавица"

    Давно я не получала такого удовольствия, эмоционального и эстетического, от просмотра балета. Очень рада, что не поддалась желанию остаться дома, а…

  • Италия. Сицилия. Палермо.

    Италия... Я была там четыре или пять раз. Проехала ее всю с севера на юг и с запада на восток. Но, ни разу не была в Риме... Так получилось.…

  • Фестиваль балетов "БаЛЕТОмания'2020"

    Уже сегодня, первого августа, распахнуться двери Москонцерт Холла и любители балета смогут насладиться шедеврами балетной классики. В рамках…

promo atlanta_s may 8, 2018 11:19 2
Buy for 30 tokens
Самая классное, что может быть, это проснуться утром с ощущением счастья. Открыть глаза и понять, что ты абсолютно счастлив. Улыбнуться солнышку, которое заглядывает в окошко теплым лучем. Ответить на сонную улыбку дочери. Распахнуть окно. Послушать щебетание птиц. Сварить кофе... Приготовить…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments